Значение игры в развитии ребенка

Для ребенка в возрасте до 7 лет нет ничего более естественного, чем игра. С этим согласны представители всех направлений психологии и педагогики- основной вид деятельности ребенка до 7 лет – игра.

Каково же в целом значение игры, каковы ее основные функции?

Во-первых, игра служит переработке и усвоению внешних впечатлений.

Во-вторых, в игре ребенку дается возможность переработать возможные внутренние конфликты или травмы, то есть игре приписывается известная терапевтическая роль.

Третье значение игры  – развитие творческой фантазии ребенка.

Какие изменения претерпевает игра по ходу развития ребенка и как определить готовность ребенка к переходу к учебной деятельности подробно описал голландский врач, профессор Бернард Ливехуд в своей книге «Фазы развития ребенка».

Играть ребенок начинает очень рано. Уже в первые месяцы жизни можно говорить об игре. Ручки, попадают в поле зрения, оказываются управляемыми и становятся первой игрушкой. Потом ребенок играет с погремушкой, позднее с кубиками… Все эти игры первых лет имеют нечто общее. Ребенок играет с тем, что случайно оказалось в поле зрения. На четвертом году жизни игра малыша претерпевает глубокие изменения. Теперь в чувственной сфере ребенка возникает новая сила, противопоставляющая себя внешнему миру. Эта новая сила – творческая фантазия. После этого игра становится гораздо ннтереснее. В этот период ребенок с помощью своей фантазии отгораживается от действительности и смотрит на нее так, как хочет. Для этого периода творческой фантазии характерен непосредственный переход от мира фантазии к действительности и обратно. Так один и тот же стул, который мгновение тому был трамваем, снова становится стулом, а затем превращается в самолет. Таким образом на пятом году ребенок находится на пике неутомимой творческой игры, которая происходит исключительно ради самого действия, процесса игры.

Игра ради игры изменяется лишь в течении шестого года жизни. Впервые в ребенке просыпается нечто, что можно назвать сознательной волей. Он сам ставит перед собой задачу, которую хочет довести до конца во внешнем мире. До сих пор действия ребенка стимулировались желаниями и инстинктами, позже потоком игровой фантазии. Теперь действия приобретают признаки целенаправленной воли . «Только когда ребенок пришел к тому, что сам ставит перед собой задачу, он созрел для школы. Теперь у него такое состояние души, при котором возможна учеба» пишет Б.Ливенхуд.

Одновременно с пробуждением направленной воли изменяется все отношение ребенка к внешнему миру. До этого ребенок наслаждался процессом игры, не обращая внимания на результат, но теперь результат стал важен и ребенок осознает свою неспособность осуществить то, что он видит в своей фантазии и прибегает к помощи взрослых. Ребенок в этой фазе судит о человеке по тому, что он может. Если в ребенке проснулось почитание, можно заменить подражание новым педагогическим принципом. Ребенок становится восприимчив к авторитету.

Такой же точки зрения придерживается швейцарский врач-практик Кристиан Вернер Симонис: «К пяти годам в ребенке появляется новая черта, которая делает ребенка доступным для наставлений и поучений. В его жизни начинает приобретать значение то, что мы называем словом «авторитет». Все предыдущее развитие шло влиянием только подражания. Ребенок был абсолютно недоступен для наставлений. У него полностью отсутствовало чувство, что он должен что-то делать. Конечно, подражать он будет еще довольно долгое время, даже после того как ему исполниться семь лет. Но постепенно новая черта возобладает».

Вот так постепенно игровая деятельность готовит ребенка к учебной, а подражание сменяется сознательным должествованием. Однако подлинные плоды детской игры также проявляются и гораздо позже, в жизни взрослого. По мнению основоположника вальдорфской педагогики Рудольфа Штайнера: «Пронизанная фантазией игра есть предшественник ценнейшей человеческой способности, а именно способности связать со своим трудом, которым человеку предстоит заниматься в жизни, сердечность и всю полноту своей человечности». По Штайнеру то, как ребенок играет, проявляется после двадцати лет в том, как молодой человек относится к миру, в способности справляться с жизненными задачами.

Dieser Beitrag wurde unter Статьи veröffentlicht. Setze ein Lesezeichen auf den Permalink.